Москвич Дмитрий Бабарик 11 апреля решил заключить контракт на военную службу. «Когда все пошло по пизде», — так он сам объяснил свое решение. 5 мая, за два дня до своего 29-летия, Бабарик погиб в Украине. Его посмертно наградили орденом Мужества, но забрать награду оказалось некому — Дмитрий был сиротой. Орден передали в Центральный музей Вооруженных сил.

Бабарик умер всего через три с половиной недели после заключения контракта. Его история — лишь один пример конвейера смерти на войне, который запустили российские власти. Они не объявляют мобилизацию, но продолжают массово набирать контрактников и сразу же отправлять их на войну, чтобы компенсировать нехватку людей. «Важные истории» рассказывают, как устроена скрытая мобилизация через биржу труда в регионах. 

«Заключают контракт только при условии, что готов ехать на войну» 

В марте на сайтах по поиску работы HeadHunter и SuperJob появились тысячи однотипных вакансий о наборе военнослужащих по контракту, рассказывала «Русская служба Би-би-си». Такие же вакансии стали размещать и на биржах труда — так называют государственные региональные центры занятости населения, которые помогают россиянам найти работу и оформить пособие по безработице.

Как минимум семь подразделений, воевавших в Украине, разместили вакансии о наборе военных на биржах труда. Суммарно они ищут 2166 человек. Одно из таких подразделений — 64-я мотострелковая бригада из Хабаровского края (войсковая часть № 51460). По данным украинской стороны, это подразделение причастно к убийствам и пыткам мирных жителей в городе Буче под Киевом, произошедшим во время российской оккупации этих территорий. Военные этой бригады могут нести ответственность за жестокое убийство как минимум 12 жителей Бучи, сообщала The New York Times. В середине апреля Владимир Путин присвоил бригаде почетное звание «гвардейская» — «за массовый героизм и отвагу, стойкость и мужество».

В 64-ю бригаду набирают 356 человек — снайперов, наводчиков, водителей, санитарных инструкторов и других специалистов. В подразделении журналистам «Важных историй» подтвердили, что новых людей отправят на войну в Украину.

«Просто [так] в часть не будут набирать, [заключают контракт] только при условии, что готов ехать [на войну]. Если ехать не готов, то у нас все под увольнение идут», — сообщили в части.

Объявление о наборе 20 снайперов в 64-ю мотострелковую бригаду
Объявление о наборе 20 снайперов в 64-ю мотострелковую бригаду
Служба занятости населения Хабаровского края
Объявление о наборе 23 наводчиков в 64-ю мотострелковую бригаду
Объявление о наборе 23 наводчиков в 64-ю мотострелковую бригаду
Служба занятости населения Хабаровского края

Новых людей ищут и псковские десантники — 104-й гвардейский десантно-штурмовой полк (в/ч № 32515). Туда набирают 300 человек. Военным обещают «стабильное ежемесячное денежное довольствие от 30 до 70 тысяч рублей, полное медицинское и вещевое обеспечение, бесплатное сбалансированное трехразовое питание» и другие привилегии.

Как выяснили «Важные истории», псковские десантники находились в Буче в день массового расстрела местных жителей и звонили родным с телефона одного из пленных, которому удалось выжить после расстрела. Мы установили личности этих военных и связались с их родственникам, которые подтвердили, что военные находились в Украине. Подтверждения причастности псковских десантников к преступлениям в Буче также публиковали агентство Reuters и газета The New York Times.

Подпишитесь на рассылку «Важных историй»
Так вы первыми узнаете о том, что происходит с российской армией во время войны

Больше всего людей ищет 37-я мотострелковая бригада из Бурятии (в/ч № 69647) — туда требуется 1270 человек. Бурятия занимает второе место по числу смертей военнослужащих, которые удалось подтвердить «Важным историям». За время войны здесь погибли как минимум 195 человек, из-за чего смертность мужчин от 18 до 35 лет в регионе выросла более чем в два раза.

74-я отдельная мотострелковая бригада из Кемеровской области (в/ч № 21005) хочет нанять 187 человек, в основном водителей и стрелков. В середине мая эта бригада потеряла 485 военнослужащих — они погибли в результате неудачной попытки форсировать реку Северский Донец. 

Такие вакансии могут косвенно говорить как о потерях, так и об общей проблеме с набором военнослужащих по контракту, объясняет военный эксперт Павел Лузин: «Эти цифры отражают не только и не столько потери, но и отток — старые контракты закончились, люди уволились, новых набрать стало гораздо труднее. И здесь точно сказывается война: люди не хотят идти в армию с риском быть убитыми или ранеными». 

300 человек
набирают в 104-й гвардейский десантно-штурмовой полк,
который подозревают в совершении военных преступлений в Буче

Также набор новых людей может говорить и о том, что подразделения укомплектовывают штат, поясняет исследователь Conflict Intelligence Team (СIT) Кирилл Михайлов: «356 человек — это примерно штат одного мотострелкового батальона, а всего в мотострелковой бригаде должно быть порядка 1500–2000 человек: три мотострелковых батальона по 350 человек, танковый батальон — 130 человек, а также штаб, разведка, связь, ПВО, бригадная артиллерия, материально-техническое обеспечение и тому подобное. Но мы не знаем, насколько реальная численность бригады на начало войны соответствовала заявленной. Понятно, что меньше, непонятно, на сколько».

В июне войсковые части стали искать не только военнослужащих, но и медиков: медсестер, хирургов и даже психологов. Психолог должен помогать военным «адаптироваться к окружающим условиям, разрешать личностные проблемы, улучшать морально-психологический климат в коллективе». 

«Нагрузка [на медиков] стала больше, поскольку боевые действия стали более интенсивными, а война ведется в основном артиллерией, которая дает множество несмертельных осколочных ранений», — говорит Михайлов. Психологи, по его словам, должны быть в штате части и в мирное время, но это далеко не главная позиция — часть таких должностей могли быть свободны.

«Сейчас [у военных] наверняка должны массово наблюдаться тяжелые случаи ПТСР, посттравматического стрессового расстройства. Вспомним, что впервые его как психологическую проблему признали в Первой мировой, когда артиллерия стала применяться по-современному и под обстрелами у людей возникали расстройства психики. Совершенно не уверен, что гражданские психологи приспособлены к лечению ПТСР такого рода», — отмечает эксперт.

«Это много, но точно меньше, чем общие потери российской армии убитыми, ранеными и отказавшимися» 

Чтобы узнать, сколько военнослужащих по контракту ищут по всей стране, мы собрали вакансии с портала «Работа России». Это федеральная государственная база вакансий, созданая Рострудом. Там собраны объявления о наборе военных, которые опубликовали сами войсковые части, районные военкоматы или пункты отбора на службу по контракту. Всего в середине июня там искали более 22,2 тысячи военнослужащих. Больше всего вакансий — в Ростовской и Ульяновской областях, а также в Башкортостане.

«[Такое количество вакансий] — это много, но точно меньше, чем общие потери российской армии убитыми, ранеными и отказавшимися [воевать]», — говорит исследователь CIT Кирилл Михайлов.

Биржа труда — лишь один из способов набора людей. Помимо этого потери могут восполнять с помощью кадыровских добровольцев, принудительной мобилизации в непризнанных Луганской и Донецкой народных республиках и через ЧВК «Вагнера», отмечает Михайлов. Как выяснили «Важные истории», в ЧВК «Вагнера» вербуют и заключенных. За участие в войне им предлагают амнистию и зарплату в 200 тысяч рублей.

«Службы занятости — лишь вспомогательный канал вербовки. Контрактники всегда набирались главным образом из призывников: им регулярно в течение службы предлагают заключить контракт, на них сильно давят», — объясняет Павел Лузин. 

«С марта в тексте контракта появилась поправка, которая делает отказ от участия в спецоперации за рубежом прямым основанием для увольнения. Но всех уволить невозможно, российской армии нужны кадры и вне территории Украины».
Кирилл Михайлов,
исследователь CIT

Утверждать, что всех этих военных ищут для участия в войне в Украине, нельзя. Однако отправиться туда можно, даже если в описании вакансии указано иное. Например, военкомат в Башкортостане разместил объявления о наборе на службу в Таджикистан «в условиях чрезвычайной ситуации», в сумме туда набирают не менее 570 человек (на момент публикации большая часть вакансий была удалена, но скриншоты сохранились у «Важных историй»). В военкомате нам подтвердили, что идет набор в Таджикистан, но могут отправить и «на спецоперацию».

«Можно написать заявление и указать, где хотите проходить службу. Просто так взять и отправить [в Украину] никто не может. Военная служба по контракту — дело добровольное, а Украина особенно. [Из Таджикистана туда] не перебросят, это слишком далеко находится [от Украины] для того, чтобы такие маневры делать», — сообщил «Важным историям» помощник военного комиссара.

В Таджикистане находится 201-я российская военная база, которая предназначена для защиты региона от угроз исламистов. The Moscow Times сообщала, что не менее тысячи военнослужащих оттуда были переброшены в Украину. В середине апреля украинская армия заявила, что разбила колонну военной техники с военнослужащими 201-й военной базы. 

«Разное пишут. Возможно, и было», — прокомментировал помощник комиссара переброску контрактников из Таджикистана в Украину. 

Официально Россия не ведет войну, поэтому контрактники не обязаны ехать в Украину, но если есть приказ, отказаться от его выполнения сложно, объясняет Павел Лузин: «Отказаться от выполнения приказа можно только через рапорт, а такой рапорт — черная метка для военнослужащего, это превратит службу до истечения контракта в ад. Это же в военкомате вам расписывают, как на военной службе прекрасно, как вы там все решаете и как важно ваше мнение. На деле армия — коллективный организм, и вы либо с коллективом, либо против, но тогда и коллектив против вас».

За отказ ехать в Украину контрактников могут и уволить: «С марта в тексте контракта появилась поправка, которая делает отказ от участия в спецоперации за рубежом прямым основанием для увольнения и/или любого дисциплинарного наказания, например отправки в дисциплинарный батальон. Но всех уволить невозможно, российской армии нужны кадры и вне территории Украины», — говорит Михайлов из CIT.

Мобильный пункт отбора на военную службу по контракту в Ижевске. 9 мая 2020 года
Мобильный пункт отбора на военную службу по контракту в Ижевске. 9 мая 2020 года
Фото: Miraleks / Shutterstock.com

«Готов сразу поехать? Если сразу готов, то убываешь» 

Перед отправкой в Украину военный должен пройти обучение, но на практике свежеиспеченных контрактников отправляют на войну практически сразу. В одной из частей «Важным историям» сообщили, что новичков перебрасывают в Украину, как только наберется группа.

«У нас практически сразу отправляют. На стрельбы поездите, на полигон, до ближайшей отправки. Спрашивают: „Готов сразу поехать?“ Если сразу готов, то убываешь», — рассказывает специалист по работе с кадрами в одном из подразделений. 

В конце апреля украинская разведка опубликовала список военных, которые заключили контракт на службу в Центральном военном округе в период с января по апрель 2022 года. В перечне указан 2861 человек. По подсчетам «Важных историй», как минимум 140 из них уже погибли — об этом сообщили власти их региона или родственники. Так, в конце июня стало известно о гибели 25-летнего Игоря Яловенко из списка украинской разведки. Он успел прослужить около двух месяцев.

«Это очень мало, ведь даже базовые навыки срочники в мирное время получали за месяц, а на контракт принимали только через три месяца. Мы считаем, что это связано в первую очередь с острой потребностью в живой силе и общей безответственностью в армии, когда нужно поставить якобы обученных новобранцев, а их уровень обучения никто не будет проверять собственно до передовой», — рассуждает Михайлов.

«Лучше найдите себе работу на гражданке. Шансы 30 на 70 [процентов] — 70, что не вернешься. Это все-таки война, как-никак».
Специалист по работе с кадрами в одной из войсковых частей

На войне можно заработать деньги, которые жителю среднего российского региона представить сложно. «Как только вы пересекаете границу, вам начинают платить 8800 в сутки. Плюс оклад по вашей воинской должности раз в месяц и положенные надбавки. Контракт подписывается [на срок] от трех месяцев. [За три месяца можно заработать] тысяч 400 приблизительно, может даже больше», — объясняет кадровик части. Впрочем, если контрактникам в Украине действительно платят по 8800 в день, за три месяца они могут получить и 800 тысяч рублей.

В случае гибели семье военнослужащего полагается семь миллионов рублей, а за ранение — три миллиона (это не считая путинских доплат в пять миллионов и три миллиона соответственно). По словам сотрудника части, раньше компенсацию получали все раненые, но сейчас условия изменились: три миллиона рублей можно получить только в случае тяжелого ранения.  

Кадровик войсковой части считает, что эти деньги не стоят человеческой жизни. «Лучше найдите себе работу на гражданке, если хотите остаться с семьей — мало ли, не вернетесь. Если навскидку, то шансы 30 на 70 [процентов] — 70, что не вернешься. Это все-таки война, как-никак».

Если вы что-то знаете и хотите рассказать о российских военных, которые участвовали в войне на территории Украины, свяжитесь, пожалуйста, с нами по почте ​​letter@istories.media или через бот в Telegram @mail_to_istories_bot

Редакторы: Алеся Мароховская, Максим Солюс