ЧВК «Вагнер» против армии России

Что известно о ресурсах и возможностях обеих сторон и как может развиваться это противостояние — объясняют военные эксперты

ЧВК «Вагнер» против армии России
Фото: «Важные истории»

Вечером 23 июня глава ЧВК «Вагнер» Евгений Пригожин начал вооруженный мятеж против Министерства обороны РФ.

  • В ночь с пятницы на субботу наемники «Вагнера» вошли в Ростов-на-Дону и взяли под контроль военные объекты. 
  • Утром субботы боевики вошли в Воронеж. В городе горит нефтебаза, сообщается о сбитом самолете. Губернатор заявил, что в регионе проводится контртеррористическая операция. 
  • ЧВК «Вагнер» движется в сторону Москвы. Колонны намников замечены в Липецкой области. Перекрыты ряд дорог в Ростовской, Воронежской, Московский, Тульской областях, а также сообщение по Москве-реке.

Военные эксперты, опрошенные «Важными историями» рассказали, как может выглядеть вооруженное противостояние боевиков ЧВК и регулярной армии.

Какие ресурсы есть у Минобороны для борьбы с ЧВК «Вагнер»?

Кирилл Михайлов, независимый аналитик

Мы не знаем точной картины о задействованных силах и средствах ни с той, ни с другой стороны. Но у Минобороны, в принципе, должно быть достаточно ресурсов, которые находятся в резерве и предназначаются для отражения возможных украинских прорывов. Должно быть достаточно бронетехники, боеприпасов и так далее. Вопрос — в степени готовности военных, учитывая, что многие из них могут быть мобилизованными или тем более срочниками. 

Пригожин утверждает, что его наемники уже разоружили некоторых срочников в Ростовской области и [не встретили сопротивления] со стороны военных и пограничников на пограничном пункте Бугаевка в Воронежской области. 

Значительное преимущество Минобороны — это авиация, хотя, по некоторым данным, далеко не все готовы выполнять приказы. Как писали некоторые телеграм-каналы, лететь на вертолетах и наносить удары по вагнерам пришлось более высокопоставленным офицерам, потому что обычные пилоты, [по словам Пригожина], отказывались. Преимущество авиации ограничено еще и тем, что у нее недостаточно высокоточных боеприпасов, поэтому самолеты применять достаточно сложно. В целом у Минобороны должно быть достаточно сил и средств для купирования той угрозы, которую мы видим на данный момент.

Можно ли подключить полицию или Росгвардию? Я не думаю, что они смогут стойко противостоять вагнеровцам.

Ян Матвеев, военный эксперт 

Если мы берем именно чистые ЧВК-подразделения, а не тех, кто к ним могли присоединиться, то, конечно, у российской армии ресурсов хватит [для подавления ЧВК].

Противостояние ЧВК и регулярной армии может выглядеть как общевойсковой бой. Потому что и те, и другие обладают оружием для полноценного общевойскового боя. Но пока это выглядит как довольно хаотичные действия российских силовиков. Практически никаких действий от российской армии мы не видим. А пригожинские колонны практически беспрепятственно продвигаются. Все это уже выглядит как небольшая гражданская война. Без какого-то большого фронта, потому что ни у кого нет, естественно, столько сил, чтобы по российской территории прокладывать целый фронт, на это нужно миллионы солдат. Скорее, [это будет как] в Афганистане, в Сирии: есть отдельные военные формирования, колонны вагнеровцев сейчас их из себя представляют, и против них на местах идут столкновения. А какого-то контроля над большой территорией у вагнеровцев нет. Есть ли контроль у российской армии, это спорный вопрос. 

В начале войны слили самые эффективные, боеспособные подразделения. А здесь [в России] остались те, кто на митингах женщин и детей бьет. Сейчас увидим, на что они способны, когда перед ними уже ребята со стволами.
Бывший российский военный, находящийся в Воронеже

Наверное, российская армия попытается использовать какие-то резервы, тех военнослужащих, которые сейчас не участвуют в войне напрямую. В стране остаются разные подразделения, возможно, они уже едут с Севера и Дальнего Востока, плюс пограничники. Но их немного, и их не нельзя полностью снимать. Концепция российской обороны не предполагает, что на границах совсем не будет войск. Поэтому в основном, я думаю, будут сейчас отдуваться росгвардейцы. Кадыров, вроде, собирается своих кадыровцев подключить. Посмотрим, как это будет выглядеть.

Бывший российский военный, находящийся в Воронеже

В Воронеже военных много, аэродром большой, на котором есть все, что только нужно. Насколько я понимаю, наша 20-я общевойсковая армия, которая находится в Воронеже вместе с летунами [летчиками военной авиации], решили топить дальше за правительство. Здесь есть военные, и МВД, и ФСБ — в общем, вся эта шелупонь тоже находится здесь. Но самые активные ребята сейчас на фронте. Плюс всю элитную часть армии слили в самом начале [полномасштабного вторжения в Украину] эти генералы-долбоебы, когда кинули всех на мясо. Тогда слили самые эффективные, боеспособные подразделения. А здесь остались те, кто на митингах женщин и детей бьет. Сейчас увидим, на что они способны, когда перед ними уже ребята со стволами. 

Какие ресурсы есть у ЧВК «Вагнер»?

Кирилл Михайлов, независимый аналитик

Мы видим, что пока непосредственно на территории Российской Федерации задействовано максимум два-три штурмовых отряда «Вагнера», которые имели численность примерно до батальона (до 500 человек Прим. ред.). По крайней мере, тех 25 тысяч человек, о которых говорил Пригожин, мы пока не наблюдаем. Если российская авиация начнет бомбить с низкой высоты, то у ЧВК «Вагнер» есть еще какое-то количество средств ПВО, те же ЗРК «Панцирь», которые, возможно, применялись для сбития вертолетов в Воронежской области.

Я думаю, что единственный способ для вагнеровцев добывать боеприпасы — это захватывать их тем или иным способом. Если им удастся разоружить какие-то российские подразделения, если они окажутся достаточно низкого морального духа, чтобы сдать оружие, тогда они смогут забрать у них боеприпасы. Но это все, конечно, очень ненадежный источник. Поэтому если вагнеровцы хотят добиться [разоружения российских подразделений], они должны действовать максимально быстро, потому что в долгосрочной перспективе ситуация играет не в их пользу.

Ян Матвеев, военный эксперт 

ЧВК рассчитывают на то, что военные будут переходить на их сторону вместе боеприпасами. И это, во-первых, будет снижать количество боёв, то есть расход боеприпасов будет не такой большой. Они уже захватили зенитные комплексы «Панцирь», которые будут прикрывать их от авиации. 

И во-вторых, видимо, они будут пытаться захватывать военные склады. Плюс на короткий срок, на неделю-две не очень интенсивных боевых столкновений у них боеприпасов, конечно, хватит — тех, которые уже сейчас есть. 

Бывший российский военный, находящийся в Воронеже

Я хорошо знаю военных, которые тут [в Воронеже] остались, и их идеологию. Они реально могут скооперировать людей, а вокруг Воронежа много частей, и какие-то из них могут встать на сторону вагнеров. Потому что очень много военных, особенно выходцев из элитных подразделений, кто против армии. Причем они за войну [с Украиной], но против Министерства обороны. 

Соотношение сил оценить сложно. Непонятно, сколько реально у Женьки [Евгения Пригожина], сколько тут у нас. У «Вагнера» изначально было очень много наемников. Даже во время кампании в Украине их хватает, чтобы работать и в других странах (я лично общаюсь с такими ребятами). 25 тысяч человек [со стороны ЧВК, если это правда] — это не какой-то митинг, куда 25 тысяч человек вышло. Это 25 тысяч человек обученных, с техникой, знают местность и что и как делать. Они способны засесть в городе надолго и это будет жестко. 

Еще что важно? Подготовка наемников, экипировка, обеспечение, дисциплина — всё это у них намного лучше, серьезнее, чем в армии. Там нет такого, как в армии: ты пришел и к тебе относятся как к хуесосу какому-то, там людей именно готовят. А сколько еще их спящих ячеек в стране? Ветераны ЧВК — те, кого отпустили, даже те же зэки, вернувшиеся из ЧВК.

Даже если бы была тысяча хорошо вооруженных, обученных и экипированных наемников, заведи их в город — можно такой бардак устроить! Захватывать, подрывать, диверсии устраивать. А у них, тем более, хорошая координация и люди на опыте. А все армейские на опыте остались на фронте. 

Даже вот посмотри на видео, как в Москве возводят укрепления и пулеметные точки. Они даже не в курсе, что огневую точку надо окапывать, а не просто ставить мешки с песком! Ее просто сметут даже с простого пулемета и все, и это я не говорю про какую-нибудь крупнокалиберку или БМП.

Сможет ли ЧВК «Вагнер» продвигаться к Москве?

Кирилл Михайлов, независимый аналитик

Чем дальше вагнеровцам удастся удалиться от так называемой зоны СВО, от оккупированных территорий, тем меньше подготовленных войск будет у них на пути. Наверное, этим они руководствуются, двигаясь в сторону Воронежа и Москвы. Условный блокпост на трассе их, конечно, не остановит, если туда не будут поставлены танки, если там не будут возведены укрепления. Плюс в центральной части России достаточно разветвленная сеть автодорог, перекрыть их все практически невозможно. Поэтому вагнеровцы в целом в состоянии будут продвигаться дальше. Плюс у них есть топливозаправщики в колоннах, что тоже будет позволять им продвигаться.

Сейчас российские Воздушно-космические силы (ВКС), как говорят, пытаются бить по трассам неуправляемыми бомбами, чтобы привести их в негодность и не дать вагнеровцам продвигаться. Это в целом говорит о том, что какими-то более классическими методами им сложно сейчас остановить «Вагнер». Возможно, им нужно будет дополнительное время, чтобы подготовить встречу для вагнеровцев, если они пойдут на Москву. 

Ян Матвеев, военный эксперт 

ЧВК могут передвигаться по трассам в сторону Москвы. Будут ли их обстреливать? Российская авиация не то, чтобы славится умением точно кого-то обстреливать. И под обстрелами возможно передвигаться. Плюс, конечно, на этих трассах еще могут оставаться гражданские. Там еще надо принять решение, применять оружие или не применять. В конце концов, мы не знаем, что творится сейчас в головах у российских генералов и на местах. Может быть, Шойгу и прикажет обстреливать трассу, а генерал на аэродроме решит бойкотировать этот приказ.

Возможно [развитие ситуации] вплоть до полного развала фронта, потому что либо военные будут переходить на сторону вагнеровцев, либо они будут уходить, потому что гражданская война дома идет, что это мы тут [в Украине] делаем?
Ян Матвеев, военный эксперт

Как конфликт отразится на ситуации на фронте?

Кирилл Михайлов, независимый аналитик

Сейчас Россия задействовала [для контрнаступления в Украине] порядка двух или трех из тех 12 бригад, которые были подготовлены для отражения контрнаступления, которое еще не вступило в полную силу. Натиск ВСУ может усилиться еще в несколько раз, и тогда силы понадобятся на других направлениях. Следует учитывать, что для отражения контрнаступления российской армии еще нужны боеприпасы. И при этом Минобороны нужно расставлять приоритеты. Пока непонятно, насколько быстро они смогут перебросить какие-то силы на борьбу с ЧВК. 

Ян Матвеев, военный эксперт 

Сейчас у российского командования снижается внимание к фронту. Это может принести проблемы, потому что нужные решения не будут приниматься вовремя. 

Вполне возможно, что в самой критической ситуации российское командование будет снимать какие-то части с фронта и их отправлять на подавление этого бунта, а украинцы будут этим пользоваться. Если [вооруженный мятеж] продлится несколько дней как минимум, то они примут решение о сокращении фронта, об отступлении на рубежи Крыма, Мариуполя, чтобы высвободить силы для разборок внутри страны. Возможно [развитие ситуации] вплоть до полного развала фронта, потому что либо военные будут переходить на сторону вагнеровцев, либо они будут уходить, потому что гражданская война дома идет, что это мы тут [в Украине] делаем?