Журналисты и ученые оценивают российские потери на войне от 18 до 24 тысяч человек в 2022 году. Какая оценка точнее?

Разбираемся, какие методы подсчета используют журналисты и ученые, почему они получают разные результаты и какой вывод из этих оценок можно сделать

Дата
10 июля 2023
Журналисты и ученые оценивают российские потери на войне от 18 до 24 тысяч человек в 2022 году. Какая оценка точнее?
Визуализация: «Важные истории»

«Медиазона» и «Медуза» опубликовали исследование, в котором, используя данные Росстата, оценили военные потери России в 2022 году в 24 тыс. человек. Ранее «Важные истории» также на данных Росстата оценили потери в минимум 18 тыс. человек.

Как получилось, что, используя одни и те же данные, журналисты пришли к разным выводам?

Если коротко, то метод «Важных историй» дает строгую оценку снизу (не менее), оценка «Медузы» и «Медиазоны» — сверху (не более). То есть в 2022 году военные потери убитыми, попавшие в данные Росстата, составили от 18 до 24 тыс. Это без учета пропавших без вести.

Как «Важные истории» получили оценку в 18 тыс. погибших на войне в Украине в 2022 году?

«Важные истории» получили эту цифру методом оценки избыточной смертности. Он основан на идее, что есть ожидаемая смертность и есть та, что мы видим в реальности. Разница между ними и есть избыточная смертность. Для оценки избыточных смертей «Важные истории» использовали два разных способа. Оба дали одинаковый результат — 18 тыс. погибших.

Первый способ — рассчитать избыточную смертность мужчин от внешних причин. В эту категорию относятся смерти, вызванные не болезнями, а внешними воздействиями (например, ДТП, убийства, самоубийства и др.). К ним же должны относиться смерти на войне.

В 2022 году женская смертность от внешних причин упала, мужская — выросла, хотя в мирное время тренды смертности мужчин и женщин не отличаются. Исходя из этого, «Важные истории» построили прогноз ожидаемой мужской смертности в 2022 году: если бы не война, она составила бы 98 тыс.

Однако в реальности, как следует из данных Росстата, в 2022 году от внешних причин погибли 116 тыс. мужчин. Таким образом, избыточная смертность в 2022 году составила около 18 тыс. мужчин.

Второй метод подсчета — изучение трендов смертности отдельной возрастной категории — мужчин и женщин от 18 до 29 лет. «Важные истории» брали только молодых людей, потому что на смертность более старших россиян в 2022 году продолжал влиять ковид. 

Как и в случае с внешними причинами, в 2022 году смертность молодых женщин снизилась, а мужчин — выросла. Эту аномалию можно объяснить только войной. Избыточная смертность мужчин до 30 лет составила более 7 тыс. человек.

Благодаря данным команды волонтеров и журналистов «Медиазоны» и «Русской службы Би-би-си», которые собирают публичную информацию о погибших на войне, мы знаем, что примерно 40% погибших в 2022 году были моложе 30. Учитывая этот процент, можно рассчитать избыточную смертность и для возрастных категорий старше 30 лет. Если 7,1 тыс. мужчин — это 40% от общего числа погибших, тогда 100% — это 18 тыс. мужчин. Столько же, как и при оценке смертности по первому методу — от внешних причин.

В чем уязвимость метода?

Важно понимать, что это лишь минимальная оценка. В соцсетях о смертях молодых сообщают намного чаще, чем о более старших погибших. И о многих погибших в возрасте 30+ мы просто не знаем: они не попали в список «Медиазоны», «Русской службы Би-би-си» и волонтеров. Поэтому в реальности доля молодых может быть ниже 40%. И если предположить, что она в действительности составляет 30%, тогда число избыточных смертей во всех возрастах может составить 24 тыс. человек (7,1 * 100/30). 

Как «Медуза» и «Медиазона» насчитали 24 тыс. погибших за 2022 год в данных Росстата? 

Оценкой потерь на данных Росстата для «Медузы» и «Медиазоны» занимался Дмитрий Кобак, преподаватель машинного обучения в Университете Тюбингена. Он тоже использовал метод расчета избыточной смертности. Исследователь считал отношение количества мужских смертей к количеству женских для возрастных групп от 15 до 49 лет

На графике виден аномальный рост отношения мужских смертей к женским во всех возрастных группах с 15–19 до 45–49. В более старших группах этой аномалии нет. 

Визуализация: «Медиазона»

Таким образом Дмитрий Кобак насчитал 24 тыс. избыточных смертей среди всех мужчин в возрастной группе 15–49 лет. 

В чем уязвимость метода?

Нужно учитывать, что часть избыточной мужской смертности в старших возрастах, особенно в возрасте 40+, была вызвана не войной, а ковидом и другими факторами, отмечает демограф — собеседник «Важных историй», пожелавший остаться анонимным. 

«Следует учитывать, что в 2022 году смертность была выше ожидаемой в большинстве развитых стран мира, в том числе в возрастах 40+. Поэтому часть избыточной смертности, рассчитанная просто по всем смертям, относится не к военным потерям. Сравнение с женщинами в данном случае не очень помогает, потому что мужчины больше подвержены «ковидным» факторам риска. Вероятно, повышенная ковидная и постковидная смертность и объясняет задранный «хвост» на графике распределения потерь в возрасте 45–49 лет в 2022 году». 

То есть оценка в 24 тыс. избыточных мужских смертей может включать не только тех, кто погиб на войне, но и умерших от ковида или его последствий в 2022 году. 

Если методы дают разные результаты, какой оценке стоит доверять?

Обе оценки основаны на адекватных методах со своими сильными и слабыми сторонами. Главное — они дают понимание о возможных потерях. В случае с подсчетом избыточных смертей по данным Росстата за 2022 год можно сказать, что оценка «Важных историй» сообщает нам, что военные потери составили не менее 18 тыс., а оценка «Медузы» и «Медиазоны» — что они не превышают 24 тыс.

И данные Росстата — не единственный способ оценить число погибших российских военных. Журналисты и исследователи используют данные из альтернативных источников, которые могут косвенно свидетельствовать о военных потерях.

Например, в этом же исследовании «Медузы» и «Медиазоны» журналисты подсчитывают военные потери, используя данные из Реестра наследственных дел — базу, в которой содержатся сведения об открытых гражданами РФ делах о наследстве. Согласно их подсчетам, военные потери России к концу мая 2023 года составили 47 тыс. погибших мужчин в возрасте до 50 лет.

«Медиазона», «Русская служба Би-би-си» и волонтеры ведут пофамильный список погибших, подтверждая их смерть публикациями в открытом доступе или фотографиями могил с кладбищ. В их списке уже почти 27 тыс. человек.

В апреле 2023 года «Важные истории» оценили потери только среди добровольцев и наемников ЧВК в 9 тыс. человек на основе федерального реестра инвалидов и Пенсионного фонда.

В сентябре 2022 года «Важные истории» оценивали потери на данных «Электронного бюджета», в котором есть отдельная статья расхода — компенсации семьям погибших военных. На момент публикации эта статья расходов подтверждала, что на войне в Украине погибло больше военнослужащих, чем мы видели в открытых источниках.

 

В условиях цензуры, когда государство скрывает число погибших на войне в Украине и даже «рекомендует» губернаторам не публиковать отдельные некрологи российских военных, — любая оценка, основанная на адекватном и проверяемом методе, важна. Это единственный путь к пониманию реальной цены человеческих жизней, которыми россияне платят за войну против Украины.